Пятидесятница в 2018 году – 27/14 мая

4636761876_82c011c979

Что такое Пятидесятница? Что мы празднуем на День Святой Троицы? На какой день выпадает этот праздник в 2018 году? Читайте об этом на нашем сайте.

Даты праздника:

  • Пятидесятница в 2018 году – 27 мая
  • Пятидесятница в 2019 году – 16 июня
  • Пятидесятница в 2020 году – 7 июня
  • Пятидесятница в 2021 году – 20 июня
  • Пятидесятница в 2022 году – 12 июня

Пятидесятница в 2018 году – 27 мая

“На первую апостольскую проповедь откликнулись три тысячи человек. В тот же день они приняли крещение и присоединились к ученикам Христа.
Так Духом Святым была рождена Церковь Христова”.

Ожидание сошествия Духа Святого с каждым днем в горнице усиливалось. Ещё при жизни Христа апостолы узнали от Него, что должны принять Духа Святого, но тогда они к этому не стремились столь сильно. Все изменилось с момента вознесения Господа. Теперь среди них не было любимого Учителя, и.все свои надежды они возложили на Того, Кого Он обещал послать вместо Себя. Ожидание и надежда порождали молитвы. Собиравшиеся в горнице непрестанно просили Бога о скором ниспослании им Утешителя и о том, чтобы достойно Его принять.

Между тем наступил пятидесятый день после иудейской пасхи. Евреи отмечали великий праздник, посвященный установлению ветхозаветного Закона. Именно через пятьдесят дней после исхода израильтян из Египта на горе Синай, среди грома и молний, Бог дал вождю народа Моисею Свой Закон. В Пятидесятницу также праздновали окончание жатвы, принося в жертву Богу начатки земных плодов.

Уже за несколько дней до праздника толпы иудеев стали наполнять Иерусалим. Среди них были жители всех городов Палестины, иудеи из различных областей греко-римского мира, а также евреи, жившие за пределами Римской империи. Многие из них проделали далекий и подчас опасный путь, чтобы в точности исполнить Закон, предписывающий каждому израильтянину в дни Пасхи, Пятидесятницы и праздника Кущей непременно быть в иерусалимском храме. В сам день праздника с раннего утра по многочисленным улочкам Иерусалима паломники ручейками начали стекаться к стенам древнего храма. После службы огромное человеческое море медленно разлилось по всему городскому пространству. Среди приезжих было немало иноплеменников, принявших иудейскую веру. Повсюду мелькали их нетипичные для Иерусалима лица и слышалась странная для еврейского уха речь.

Пятидесятница

Пятидесятница или День Святой Троицы

Ученики Христа тоже праздновали Пятидесятницу. С особым чувством собрались они на молитву в горницу. Вспоминая сошествие Бога на гору Синай, апостолы с надеждой ожидали: не в этот ли день сбудется обещание их Учителя. И их надежды оправдались.

Читайте также :

Внезапно все услышали сильный шум, подобный порыву ветра во время бури. Он приближался к дому с неба и постепенно наполнял собой все помещения. В следующее мгновение в горнице появилось нечто похожее на огонь, затем произошло разделение пламени как бы на отдельные языки, которые опустились на учеников Христовых. Они, с изумлением взирая на огненные венцы на головах друг друга, вдруг почувствовали, что на них снисходит Дух Святой. Получив дары Святого Духа, апостолы стали пророчествовать и славить Бога на разных языках, каких прежде не знали.

В это время около дома уже начала собираться толпа. Многих людей привлек необычный звук, идущий с неба. Странное явление вызвало любопытство: что происходит внутри этого дома? Когда же апостолы и те, кто был с ними, вышли на улицу, любопытство толпы переросло в удивление: паломники, прибывшие из далеких стран, увидели и услышали галилейских простолюдинов, говоривших без всякого акцента на их родных языках и наречиях. Однако местные иудеи, сами не знавшие никаких языков, разноязычный говор учеников Христа приняли за бормотание пьяных и начали смеяться над апостолами, говоря: «Да, ведь они напились сладкого вина!» Эти насмешки апостолы не оставили без ответа, ибо Дух Святой не только дал им возможность говорить на различных языках, но и изменил их души. Теперь это были не робкие галилейские рыбаки, но бесстрашные проповедники евангельской истины.

Апостол Петр, возвысив голос, обратился к иудеям, окружавшим дом, с проповедью. Он сказал, что перед ними не весельчаки, выпившие ради праздника, а люди, на которых сошел Святой Дух. Ссылаясь на книгу пророка Иоиля, апостол возвестил собравшимся, что настал великий день, когда исполнились древние пророчества о сошествии на верующих в Спасителя мира Духа Святого.

Апостол Петр говорил настолько убедительно и его слова так сильно подействовали на сердца слушателей, что многие из них сразу поверили ему. Дух Святой явно помогал апостолу. Никогда ранее не отличавшийся глубоким познанием Священного Писания, он теперь свободно цитировал ветхозаветные книги. Более того, его разуму открылись скрытые в них истины, о которых только догадывались израильские мудрецы. Видя внимание слушателей, апостол безбоязненно стал проповедовать об Иисусе Христе, доказывая, что Он и есть столь долго ожидаемый иудеями Мессия. Свою речь апостол Петр закончил словами:

— Итак, твердо знай, весь дом Израилев, что Бог соделал Господом и Христом Сего Иисуса, Которого вы распяли.
Под впечатлением от услышанного и ощутив воздействие благодати Святого Духа, толпа умилилась» и в ней раздались возгласы:
— Что нам делать?
— Покайтесь, — сказал Петр, — и да крестится каждый из вас во имя Иисуса Христа для прощения грехов, и получите дар Святого Духа. Ибо вам принадлежит обетование и детям вашим и всем дальним, кого ни призовет Господь Бог наш(8).

На первую апостольскую проповедь откликнулись три тысячи человек. В тот же день они приняли крещение и присоединились к ученикам Христа.
Так Духом Святым была рождена Церковь Христова. Мир ещё ничего не знал об этом великом событии. Даже в самом Иерусалиме большинство жителей не догадывались о благодатном рождении Церкви, учение которой с течением времени распространилось по всей земле и стало достоянием всех стран и народов. Хотя Церковь пребывала в неизвестности, невидимые силы зла уже готовились её уничтожить.

* * *

     Дух Святой — третье Лицо, или третья Ипостась, Святой, Единосущной и Нераздельной Троицы. Он предвеч-но исходит от Бога Отца и посылается в мир от Отца Сыном. Дух Святой — истинный Бог, имеющий одно естество с Богом Отцом, от Которого исходит вне времени. По Своему достоинству Он равен Отцу и Сыну. По Своему существу Дух Святой един с Богом Отцом и Богом Сыном. Как истинный Бог Дух Святой имеет все божественные свойства, кроме личных свойств Отца и Сына. Личное свойство Отца — нерожденность, личное свойство Сына — рожденность, личное свойство Духа Святого — ис-хождение.
Христианская Церковь — область особого действия Святого Духа. Ничего благодатного без Его участия в ней не совершается. Со дня Пятидесятницы Дух Святой невидимо живет в Церкви, и Церковь живет Духом Святым.

Источник: Протоиерея Вячеслав Тулупов. Духом пламенейте! История апостольского века. М., 2005

После воскресения и вознесения Христа Его ученики, «человек около ста двадцати», собрались в Иерусалиме, «где все они единодушно пребывали в молитве» (Деян.1,14;16). Однако это собрание еще не представляло собой Церковь; то была просто кучка испуганных, сбитых с толку людей, объединенных лишь общими воспоминаниями и общими смутными ожиданиями. Несколькими днями ранее они спрашивали Учителя, не освободит ли Он «во время сие» народ Израильский от римского ига и не восстановит ли «Царство Израилю» (Деян. 1:6). Даже после воскресения их ожидания, похоже, не шли далее вполне земных стремлений и притязаний.

Радикальное изменение состояния учеников произошло в день Пятидесятницы. Лука, приступая к описанию этого события, использует язык аналогий: «при наступлении дня Пятидесятницы» ученики вновь собрались на Вечерю в Иерусалиме, и «все они были единодушно вместе. И внезапно сделался шум с неба, как бы от несущегося сильного ветра, и наполнил весь дом, где они находились» (Деян. 2:1-2). Слуховые ощущения сопровождались зрительными образами: «И явились им разделяющиеся языки, как бы огненные, и почили по одному на каждом из них. И исполнились все Духа Святого…» (Деян. 2:3-4).

Если эти события и можно описать, то лишь языком аналогий: однако произведенное ими изменение в учениках Христовых, «исполнившихся Духа Святого», было вполне конкретно и очевидно для всех: «И начали говорить на иных языках, как Дух давал им провещавать» (Деян. 2:4). Внезапно ученики заговорили на языках всех племен и народов, собравшихся в Иерусалим на празднование Пасхи. Каждый из присутствующих в толпе слышал из уст апостолов свою родную речь, и «все изумлялись и дивились» (Деян. 2:7). Апостолы, люди простые и необразованные, по замечанию Луки, и вдобавок вплоть до последнего момента мучимые страхом, начали проповедовать толпе «о великих делах Божиих» с мастерством и мудрой проникновенностью опытных ораторов. Теперь они знали, в чем их призвание и в чем смысл завещанного им учения; им стало ясно значение как уже свершившихся событий, так и той жизненной перспективы, которую они раскрывали перед людьми своей проповедью. Апостолы призвали присутствующих к покаянию и крещению, дабы все они также получили «дар Святого Духа» и тем самым приобщились к Пятидесятнице – эта возможность с тех пор открыта для каждого из нас. «Итак охотно принявшие слово… крестились, и присоединилось в тот день душ около трех тысяч; и они постоянно пребывали в учении Апостолов, в общении и преломлении хлеба» (Деян. 2:41-42). В то же время «много чудес и знамений совершилось чрез Апостолов в Иерусалиме» (Деян. 2:43): исцеление больных и одержимых бесами, и даже воскрешение из мертвых – например, воскрешение Тавифы в Иоппии.

Сошествие Святого Духа – это не какое-то магическое дополнение к способностям и дарованиям человека, но высвобождение жизненных потенций, в котором нет ничего алогичного и «сверхъестественного». «Излияние» Духа на человеческую природу преображает не логос ее (то есть то, чем природа является), но способ ее существования, путь ипостасного самоопределения. Восприятие дара Духа Божия означает, что необходимость биологической наследственности и индивидуальной автономии перестает определять наше ипостасное бытие. Органическим следствием именно этой свободы от естественной необходимости и власти причинности являются все чудесные «знамения» в жизни Христа и апостолов – «знамения», постоянно переживаемые Церковью и ее святыми.

Исцеления расслабленных, глоссолалия (говорение на языках), богословская мудрость и все прочие дары (харизмы) суть плоды возрождения человека «в Духе Святом». Как при рождении человека первые проявления жизни – первый вздох и первый плач, а позднее первая улыбка и первые слова, которые начинает выговаривать ребенок, – воспринимаются как нечто удивительное и чудесное, но одновременно и как нечто самоочевидное, так же чудесны, но и самоочевидны плоды возрождения человека «в Духе Святом». Если эти плоды не всегда явны, это происходит не потому, что людям дается «разное количество» духовных дарований – «ибо не мерою дает Бог Духа» (Ин. 3:34), но потому, что различна степень нашего сопротивления смерти, совершаемого нашей свободой.

Экзистенциальное изменение

Пятидесятница (сошествие Святого Духа) есть начало и основание Церкви – не основание очередного института, но начало «новой твари»: возможности вечной жизни, открытой Богом перед человеком. Вот почему Пятидесятница, или сошествие Святого Духа, – не единичное событие, свершившееся раз и навсегда, но непрекращающееся событие, конституирующее Церковь.
Евхаристия есть трапеза, вкушение пищи и пития. Однако для того, чтобы акт приема пищи стал средством приобщения к жизни, а не просто обеспечивал эфемерное выживание, необходимо действие Святого Духа, преображение тленной пищи в пищу нетленную, в возможность вечной жизни, во «врачевство бессмертия». Во время каждого Евхаристического собрания Церковь, обращаясь к Богу Отцу, призывает Святого Духа для совершения этого экзистенциального изменения: «Ниспошли Духа Твоего Святого на нас и на эти предлежащие дары, и сотвори этот хлеб – пречистым Телом Христа Твоего, а вино в этой чаше – пречистой Кровью Христа Твоего, преобразив их Духом Твоим Святым». Община, собравшаяся вокруг святых даров, скрепляет этот призыв (по-гречески эпиклесис) утвердительным восклицанием: «Аминь!» Это короткое слово, которым человеческая свобода говорит «да» Божественной любви, выражает в литургии коллективное признание Нового Завета с Богом, всецелую ему приверженность и благословение, получаемое от Господа. Утверждение Евхаристической общиной призывания Святого Духа совершается «во Христе», Который есть «Аминь, свидетель верный и истинный» (Откр. 3:14): «Ибо все обетования Божии в Нем «да» и в Нем «аминь», – в славу Божию, чрез нас» (2Кор. 1:20). Мы просим Отца о ниспослании Святого Духа, произнося «аминь». «Аминь» же – Сам Христос, само совершенное послушание животворящей воле Божией.

Экзистенциальное изменение, совершающееся при сошествии Святого Духа во время Евхаристии, не касается исключительно объектов или же отдельных людей, но затрагивает взаимосвязь между людьми и предметами – ту связь, посредством которой человек приходит к Богу и вручает Ему все творение; которая претворяет бытие как людей, так и вещей в евхаристическое приобщение Богу, в сопричастность полноте троичной жизни. Мы призываем Святого Духа «на нас и на предлежащие здесь дары» именно для того, чтобы свершилось преображение жизни, чтобы жизнь обрела нетленность, чтобы и сами дары, и всякий причастившийся им человек претворились в новую тварь, неподвластную смерти, – претворились в Тело Христово.
Животворящее сошествие Духа преображает не природу людей и вещей, но образ существования природы. Человек остается существом тварным, как и дарованные ему хлеб и вино. Но это тварное естество призвано к бытию и удостоено образа бытия, при котором источником жизни оказывается возвращение к Богу и самоотдача в руки Божественной любви, а не эфемерные свойства тленной природы. Жизнь основана на единении с Богом – единении тварной плоти, тела и крови Христовых, с нетварным Словом Божиим. Человечество Христа не было кажущимся, ограниченным лишь областью чувств и моральных норм, но образом своего бытия во всем уподобилось плоти человеческой. Следовательно, в акте Евхаристии человек посвящает Богу не просто свои чувства или нравственные поступки, но способ осуществления самой жизни – пищу, поддерживающую существование людей. Совершая литургическое приношение Богу хлеба и вина, этих символов жизни, человек тем самым отказывается от претензий на них как на свою собственность, признавая их даром Божественной любви: «Твое, от Тебя полученное, Тебе приносим». В ответ на это приношение Святой Дух претворяет образ бытия как выживания в образ бытия как нетленной жизни. Итак, пища человека, хлеб и вино, предстают в Евхаристии как возможность вечной жизни, то есть единства тварного и нетварного, жизненного воссоединения твари с космической плотью Бога-Слова, с Телом и Кровью Христовыми. В церковной Евхаристии происходит, то же, что и при «сошествии» Святого Духа на Богородицу, что ждет и весь тварный мир по «устроении полноты времен, когда все небесное и земное соединится под главою Христом» (Еф. 1:10): тварь становится сопричастной нетварному, хлеб и вино претворяются в Тело и Кровь Христа; собрание Церкви являет собою Царство Божие.

Пятидесятница, вавилонский интернационал и новый ковчег спасения

ПРОТОИЕРЕЙ ИГОРЬ ПРЕКУП

Что произошло с человечеством в день Пятидесятницы? Как и чем объединены мы в Церкви, и почему это единство сильнее любого человеческого союза? Размышляет протоиерей Игорь Прекуп.

Пятидесятница, как и Пасха — названия ветхозаветных праздников, которые, по выражению некоторых комментаторов Священного Писания, были в новозаветную эпоху «заменены» христианскими праздниками с теми же названиями. Однако говорить о замене, по меньшей мере, некорректно.

Христианской традиции присущ подход, принцип которого был сформулирован средневековыми богословами так: «Новый Завет в Ветхом скрывается, Ветхий — в Новом открывается» («Novum Testamentum in Vetere latet, Vetus Testamentum in Novo patet»). Эти слова основываются на известном высказывании блж. Августина: «Если Новый Завет содержался уже в Ветхом, то ныне, через Новый, Ветхий Завет раскрывает свое значение».

Антитеза закона и благодати проходит красной нитью через весь Новый Завет. Этой проблеме посвящены многие размышления святоотеческие, а св. Иларион, первый русский митрополит Киевский, составил и произнес проповедь, которую так и называют «Слово о законе и благодати» (полное название: «О законе, данном через Моисея, и о благодати и истине, явленной Иисусом Христом, и о том, как закон миновал, а благодать и истина наполнила всю землю и вера распространилась во всех народах вплоть до нашего народа русского; и похвала великому кагану нашему Владимиру, которым мы были крещены; и молитва к Богу от всей земли нашей»).

Борис Вышеславцев в «Этике преображенного эроса» рассматривает антиномичность двух ценностных систем, доказывая, что «христианская этика, или лучше — христианская аксиология, вырастает и раскрывается не иначе как в противопоставлении: закона — и Царства Божия, закона — и благодати, закона — и Духа, закона — и веры, закона — и любви, закона — и свободного творчества».

Однако Христос не нарушает закон, а «исполняет» его (Мф. 5, 17) — раскрывает в полноте Откровения, освобождая от временной формы. Собственно даже не закон противопоставляется благодати, а его метод, срок действия которого истек. «…Не нарушить пришел Я, но исполнить»; по-гречески: «…οὐκ ἦλθον καταλῦσαι ἀλλὰ πληρῶσαι».

Последнее слово происходит от глагола πληρόω — делать полным, наполнять, насыщать, удовлетворять, пополнять, восполнять, достигать какого-то числаи в этом контексте исполнять в смысле совершать. Всю сущность закона Господь Иисус Христос объял двуединой заповедью триединой любви к Богу, себе и ближнему; заповедью любви, которая «есть исполнение закона» (Рим. 13, 10).

Поэтому говорить о замене одних праздников другими, при сохранении имени — неверно. Уместней говорить о явлении в новозаветных праздниках Пасхи и Пятидесятницы полноты Духа и смысла одноименных им ветхозаветных праздников; это не замена, а раскрытие в полноте.

Пятидесятница ветхозаветная, или праздник Седмиц (др. евр. Шавуот), находилась не только в календарной связи с Пасхой, но и в символически-смысловой. В Талмуде этот праздник иногда называется Ацерет, потому что он является как бы завершением Пасхи, ее восьмым днем, наступающим по истечении семи седмиц. Это очень глубокая мысль, которая не утратила своего значения, когда оба праздника раскрылись в новозаветной полноте.

Если дарование богоизбранному народу Закона у горы Синай — логичное завершение его исхода из Египта для вступления в Завет с Богом, то сошествие Утешителя в Пятидесятницу и рождение Церкви — такое же логичное завершение, если можно так выразиться, пасхального цикла Домостроительства нашего спасения (именно так, потому что окончательно оно завершится лишь к наступлению Дня будущего века).

Собственно в день дарования Закона и последовавшего затем вступления народа в Завет с Богом родилась ветхозаветная Церковь, в лоне которой должно было храниться истинное богопочитание и подготавливаться почва для создания Церкви новозаветной — всемирного спасительного ковчега.

Праздник Седмиц установлен в честь дня рождения прообраза Церкви новозаветной, ее предварительной, приготовительной ветхозаветной стадии, ее «притвора» (прот. В. Сорокин); День Св. Троицы — в честь рождения прообразованной в Ветхом Завете полноты обетования, полноты, антиномически жаждущей наполнения, аналогично тому, как одно дело — завершение Ноем строительства ковчега и начало входа в него спасаемых, и другое-то состояние ковчега как собрания спасаемых, когда уже все, кто поверил Ною, вошли в него, и никого из тех, кто мог бы еще захотеть свободно, не будучи принуждаем обстоятельствами, войти, не осталось вне его. Как только ковчег достигает этой полноты, дверь закрывается и… начинается потоп.

Есть еще одно событие из Священной истории Ветхого Завета, с которым перекликается новозаветная Пятидесятница (но уже в противопоставлении) — это Вавилонское столпотворение: дело погибельное, которому Господь не попустил состояться. Хотя, казалось бы, что в этой идее плохого?

Мартен ван Хемскерк. Вавилонская башня

Мартен ван Хемскерк. Вавилонская башня

Решили люди принять превентивные меры против междоусобиц, национальной и прочей розни, очень даже прогрессивно: еще ни одной мировой войны не произошло, а они уже этакое ООП (Организация объединенных племен) пытаются создать, у них пока один язык и они еще по миру не рассеялись, а уже предусмотрительно формируют мировое правительство. Это же хорошо! Почему Бог счел это дело скверным и внес разобщение среди людей, разделив их языки? Да потому, что единство это было безбожное.

Единство вне Бога — единство погибельное. Единство самодостаточное, будь то единство семьи, нации, корпорации, общечеловеческое единство или какое-нибудь там единство флоры и фауны — неважно: если оно самодостаточно, если оно абсолютизировано (если ему подчинены все прочие ценности, в том числе и богопочитание, которое если и не отвергается в принципе, то лишь с условием, что находится в служебном положении) — это единство погибельное, ибо дезориентирует человека, возводя в культ подмену спасительного единства. А Бог не хочет людям погибели, но чтобы они «имели жизнь и имели с избытком» (Ин. 10; 10).

Разделение человечества на множество племен — это не одно лишь закономерное следствие демографических процессов, но в первую очередь действие Промысла Божия. Об этом в книге Деяний Апостольских свидетельствует апостол Павел, обращаясь к афинянам среди ареопага, говоря, что Бог «от одной крови… произвел весь род человеческий для обитания по всему лицу земли, назначив предопределенные времена и пределы их обитанию, дабы они искали Бога, не ощутят ли Его и не найдут ли, хотя Он и недалеко от каждого из нас» (Деян.17; 26 — 27).

Итак, смысл существования многообразия народов именно в том, чтобы единство этого многообразия осуществилось в Боге. А значит, забота об индивидуальности, о национальной самобытности приобретает большой вес. Богоискательсву способствует, разумеется, не родо-племенная рознь, а некоторая разделенность в силу индивидуального своеобразия, которая не дает очередному Интернационалу, этому мнимому общечеловеческому единству подменить собою единство в Духе Святом, в истине и любви.

И вот, разделению людей при Вавилонском столпотворении через умножение языков общения противопоставляется событие сошествия Святого Духа на апостолов в виде огненных языков, после чего Христовых учеников могли беспрепятственно понимать «дети разных народов».

«Егда снизшед языки слия, разделяше языки Вышний; егда же огненныя языки раздаяше, в соединение вся призва, и согласно славим Всесвятаго Духа», — сказано в кондаке праздника. Если в первом случае Бог препятствует погибельному единству, то теперь Он Сам созидает новый Ковчег спасения, куда, начиная с апостолов и через них, призывает всех людей. Формируется новое универсальное единство. На этот раз в Боге.

Святая Троица. Пятидесятница: иконы, фрески, мозаики

Святая Троица. Пятидесятница: иконы, фрески, мозаики (+80 изображений )

ИКОНОГРАФИЯ ТРОИЦЫ

В основе сюжета — хорошо известный иконографический тип «Гостеприимство Авраама». Этот сюжет встречается уже в римских катакомбах на виа Латина (между II и IV    вв.),

Святая Троица. Пятидесятница (41)

Катакомбы Виа Латина

мозаиках римского храма Санта Мария Маджоре (1-я пол. V в.)

Гостеприимство Авраама. Санта-Мария Маджоре

Гостеприимство Авраама. Санта-Мария Маджоре

и мозаиках равеннского храма Сан-Витале (1-я пол. VI в.).

Святая Троица. Пятидесятница (47)

Храм Сан Витале. Равенна

Святая Троица. Пятидесятница Гостеприимство Авраама

Гостеприимство Авраама

Он восходит к библейскому рассказу о явлении трех мужей Аврааму, то есть представляет собой иконографическое изображение конкретного библейского события. Во втором тысячелетии возникает обычай надписывать сюжет «Гостеприимство Авраама» словами «Святая Троица»: такая надпись имеется на одной из миниатюр греческой Псалтири XI века. На этой миниатюре голова среднего Ангела увенчана крестчатым нимбом: он обращен к зрителю фронтально, тогда как два другие Ангела изображены в трехчетвертном обороте.

Такой же тип изображения встречается на дверях храма Рождества Богородицы в Суздале (ок. 1230) и на фреске Феофана Грека из новгородского храма Спаса Преображения на Ильине улице. Крестчатый нимб указывает на то, что центральный Ангел отождествляется с Христом.

Золотые врата. Суздаль

В эпоху, предшествующую Андрею Рублеву, появляются иконы Троицы со средним Ангелом, изображенным в трехчетвертном обороте, и без предстоящих Авраама и Сарры. Именно этому иконографическому типу следовал Андрей Рублев, когда создавал свою «Троицу». Он взял за основу тот тип, который почти полностью абстрагирован от исходного сюжета («Гостеприимство Авраама») и который наиболее подходит для того, чтобы подчеркнуть равенство между тремя Ипостасями Троицы. Над головой среднего Ангела — по крайней мере, в том виде, в каком икона сохранилась к настоящему времени, — отсутствует крестчатый нимб, что как бы лишает его центрального значения и делает необязательным отождествление его с Христом. Искусствоведы высказывают различные мнения по вопросу о том, какой Ангел представляет какое Лицо Святой Троицы.

По всей видимости, однако, речь вообще не должна идти об изображении Лиц Святой Троицы: рублевская «Троица» — это символическое изображение троичности Божества, на что указал уже Стоглавый Собор. Ведь и посещение Авраама тремя Ангелами не было явлением Пресвятой Троицы, а было лишь «пророческим видением этой тайны, которая в течение веков будет постепенно открываться верующей мысли Церкви». В соответствии с этим и в иконе Рублева перед нами предстают не Отец, Сын и Святой Дух, а три Ангела, символизирующие Предвечный Совет трех Лиц Святой Троицы. Символизм рублевской иконы в чем-то сродни символизму раннехристианской живописи, скрывавшей глубокие догматические истины под простыми, но духовно значимыми символами.

Прп. Андрей Рублев 1411 год или 1425-27

Прп. Андрей Рублев 1411 год или 1425-27

Символизм иконы и ее духовное значение увязывают с теми идеями, на которых строил монашеское общежитие преподобный Сергий Радонежский. Он посвятил свою обитель Святой Троице, видя в любви между Ипостасями Троицы абсолютный духовно-нравственный ориентир для монашеской общины. Икона Троицы была заказана Рублеву учеником Сергия, преподобным Никоном Радонежским. Образ в похвалу Сергия Радонежского «должен был носить подчеркнуто умозрительный, философский характер в отличие от предшествовавших изображений Троицы». В то же время «Троица» Рублева, как и ее прототип «Гостеприимство Авраама», — это евхаристический образ, символизирующий бескровную жертву. Этот смысл иконы подчеркивался ее размещением в нижнем ряду иконостаса Троицкого собора, возле царских врат.

Троица Ветхозаветная

Святая Троица. Пятидесятница (52)

Святая Троица. Пятидесятница (53)

Святая Троица. Пятидесятница (54)

Троица. Икона новгородской школы XV века. Ленинград, Русский музей.

Троица. Икона новгородской школы XV века. Ленинград, Русский музей.

Св. Троица в Бытии. 1580-е гг.

Св. Троица в Бытии. 1580-е гг.

Святая Троица. Пятидесятница Двусторонная икона Святой Троицы и главы Иоанна Предтечи

Двусторонная икона Святой Троицы и главы Иоанна Предтечи

Троица Ветхозаветная. Век: XVI Место хранения: Государственная Третьяковская галерея, Москва

Троица Ветхозаветная. Век: XVI Место хранения: Государственная Третьяковская галерея, Москва

Святая Троица. Пятидесятница (69)

Святая Троица. С. Ушаков. 1671

Троица Ветхозаветная Ветхозаветная. XVII век

Троица Ветхозаветная. XVII век

Святая Троица. Пятидесятница (20)

Святая Троица

Святая Троица. Икона 18 в

Святая Троица. Икона 18 в

Авраам отдает сына на заклание. Мозаика Равенны. Сен Витале.

Авраам отдает сына на заклание. Мозаика Равенны. Сен Витале.

мозаика церкви Сан Витале, 546-547гг., Равенна

мозаика церкви Сан Витале, 546-547гг., Равенна

Святая Троица. Пятидесятница (77)

Святая Троица. Пятидесятница (73)

Святая Троица. Пятидесятница (35)

Святая Троица. Пятидесятница (59)

Святая Троица. Пятидесятница (60)

Святая Троица. Пятидесятница (49)

Святая Троица Век:XV. Место создания: Россия. Место хранения: Государственный Русский музей, Санкт-Петербург.

Святая Троица. Пятидесятница (58)

Явление Св. Троицы прп. Александру Свирскому

ИКОНОГРАФИЯ ПЯТИДЕСЯТНИЦЫ

Монахиня Иулиания (Соколова)

После изображения «Воскресение Христово» таким же ярким примером «богословия в образе» является икона Пресвятой Троицы, написанная преподобным Андреем Рублевым. Празднование в честь Пресвятой Троицы совершается в День сошествия Святого Духа на апостолов, и это событие также имеет свою икону, именуемую «Пятидесятница».

Святая Троица. Пятидесятница (42)

В основе этого изображения лежит сказание книги Деяний святых апостолов (Деян. 2, 1–13), из которого нам известно, что в День Пятидесятницы апостолы были собраны вкупе в сионской горнице, и в 3-й час дня (по нашему времени в девятом часу утра) произошел шум с неба как бы от несущегося сильного ветра. Он наполнил весь дом, где были апостолы. Явились также огненные языки и почили по одному на каждом из апостолов. И исполнились все Святого Духа, и начали говорить на иных языках. Это привлекло внимание жителей Иерусалима, собрался народ и дивился страшному явлению.

Это событие с глубокой древности отмечалось торжественным празднованием как событие первостепенной важности, завершившее образование Церкви и чудесно утвердившее Таинство Священства.

Иконография этого праздника начала развиваться с VI века. Мы находим изображения Пятидесятницы в лицевых Евангелиях и Псалтирях, в древних сборниках различных рукописей, в мозаиках (например, Святой Софии в Константинополе или в венецианском соборе святого Марка IX–XIII вв.), во фресках соборов Афона, в древних храмах Киева, Новгорода и других церквах.

Купол Собора св. Марка

Купол Собора св. Марка

Эта икона изображает триклиний, сидящих в нем апостолов во главе с Апостолами Петром и Павлом. В руках апостолов книги и свитки, или они пишутся с благословляющими десницами. Сверху, с неба, на них опускаются лучи света, иногда с огненными языками, иногда пишутся одни языки пламени.

Пятидесятница. Софийский собор, 1040-1050 гг.

Пятидесятница. Софийский собор, 1040-1050 гг.

В центре триклиния находится подобие арки или усеченного эллипсиса, иногда же прямоугольник в виде двери, пространство внутри которых почти всегда темно (хотя есть редкие случаи, когда это пространство позолочено). Здесь помещаются толпы народа: те самые, которые перечислены в книге Деяний. Есть изображения, где толпы заменены двумя-тремя фигурами. Уже в IX веке для некоторых художников эта первоначальная арка с темным пространством внутри становится непонятной и признается как вход в сионскую горницу. Этим объясняется то, что на некоторых изображениях написаны двери, а на одной миниатюре из грузинской рукописи к двери даже приставлены две лестницы.

В древневизантийских образцах толпа народа пишется по-разному. Иногда в нее вводятся фигура царя и чернокожие люди, в рукописях же армяно-грузинских можно увидеть людей с песьими головами (эчмиадзинская рукопись XIII в.). Группа народа иногда имеет надпись «Племена, языцы».

Позже на месте этих народов появилась фигура царя с убрусом (платом) в руках и двенадцатью свитками. Эта фигура получила надпись «Космос» — «весь мир». То же самое мы видим позднее в греческих и русских памятниках XV–XVIII веков.

Несмотря на надпись, значение фигуры царя представляется неясным и вызывает различные толкования. Так, по одному предположению, здесь первоначально изображался пророк Иоиль, образ которого будто бы был с течением времени искажен позднейшими иконописцами, превратившими пророка в царя. В подтверждение этого мнения приводилось и само пророчество, помещенное в Деяниях: излию от Духа Моего на всякую плоть, и будут пророчествовать сыны ваши и дочери ваши; старцам вашим будут сниться сны, и юноши ваши будут видеть видения, и также на рабов и на рабынь в те дни излию от Духа Моего (Иоиль 2, 28–29). Такое объяснение давалось некоторыми афонскими монахами, не доверявшими компетенции иконописцев и толковавшими этот образ по своим соображениям, несмотря на надпись «Космос».

Святая Троица. Пятидесятница (37)

В венецианской гравюре 1818 года у головы фигуры царя сделана надпись «Пророк Иоиль». Но этот памятник относится к новейшей иконографии, когда вошло в силу свободное обращение с древними иконографическими формами и в их истолкование вошли субъективные понятия. Кроме того, эта западная гравюра была издана на турецком языке, сохранение старины в таком издании не было важным делом, поэтому гравюра и не может заслуживать доверия. Если гравер XIX века поставил над головой царя в короне надпись «Пророк Иоиль», то уже одно это разрушает веру в точность его иконографических познаний. Очевидно, он совсем не был знаком с одеждами, усвоенными пророкам Православием. Ссылка же на невежественность иконописцев, превративших древнюю фигуру пророка в царя, также не обоснованна.

Святая Троица. Пятидесятница (38)

Профессор Усов иконе «Пятидесятница» дает другое толкование. Он видит в ней заседание апостолов при избрании Апостола Матфия на место отпавшего Иуды, что происходило до Пятидесятницы. На этом собрании Апостол Петр в своей речи привел пророчество царя Давида. «Надлежало, — говорил он, — исполниться тому, что в Писании предрек Дух Святой устами Давида об Иуде… В книге же псалмов написано: да будет двор его пуст… достоинство его да приимет другой» (Деян. 1, 16, 20). Основываясь на этих словах, профессор Усов считает, что художник, изобразив царя Давида с убрусом в руках и двенадцатью жребиями, тем самым напомнил как о содержании речи Апостола Петра, так и о избрании Апостола Матфия. А то, что Давид отделен от апостолов аркой, показывает, говорит он, что Давид — не участник собора апостолов.

Святая Троица. Пятидесятница (70)

То же, что он изображен в темном месте, означает его принадлежность к Ветхому, а не к Новому Завету. Но возникает вопрос: какая же связь между этим собором апостолов при избрании Апостола Матфия и Пятидесятницей? Профессор считает, что, во-первых, на предшествовавшем соборе апостолов было установлено Таинство Священства, а сошествие Святого Духа есть подтверждение этого права, то есть эта икона есть образное выражение Таинства Священства.

Во-вторых, Давид написан здесь потому, что и он, и пророк Исайя предрекали Вознесение Господа Иисуса Христа, и, повторяя эти пророчества, Церковь поет в праздник Вознесения: «… Кто есть Сей?… Сей есть державный и Сильный, сей есть Сильный в брани… И почто Ему червлены ризы? Из Восора приходит еже есть (т.е. из) плоти… и послал еси нам Духа Святаго» (стихира на стих., 2-я). И еще: «Взыде Бог в воскликновении. Господь во гласе трубне… (Пс. 46, 6), еже вознести падший образ Адамов, и послати Духа Утешителя» (стихира на стих.). С этими выводами профессора Усова согласиться трудно. Связь между избранием Апостола Матфия и сошествием Святого Духа на апостолов установлена автором произвольно. Оба эти события в Деяниях апостолов стоят отдельно.

Святая Троица. Пятидесятница (39)

Притом пророчество Давида, которому автор отводит столь видное место в характеристике собора, было лишь поводом к нему, но не его сущностью, да и говорит оно о судьбе Иуды, а не о священстве. Из памятников древности известно, что пророчественный элемент вводится в иконографию лишь в тех случаях, когда между ним и его исполнением есть прямая связь, да и в этих случаях большей частью пророчество опускается. Кроме этого, в Евангелии Раввулы есть миниатюра избрания Апостола Матфия, и в нее художник не ввел пророка Давида, хотя повод к тому был прямой.

Другим же звеном, связующим личность царя Давида с сошествием Святого Духа, по мнению профессора Усова, есть Вознесение. Но хотя в песнопениях на Вознесение Господне Церковь и упоминает об обещании Христа вознесшегося послать Духа Утешителя, тем не менее совершенно ясно, что пророчество Давида относится только к Вознесению, а не к сошествию Святого Духа.

Грузия. 12 век

Грузия. 12 век

Есть еще более субъективное объяснение фигуры царя на иконе «Пятидесятница». Некто говорит: «Царь — Христос, обещавший апостолам быть с ними до скончания века; старческий возраст царя — равенство Сына Отцу; темное место — неведение о Его местопребывании; червленая риза — искупление людей Пречистой Кровью; венец — соцарствование Сына с Отцом и Святым Духом; убрус — чистота; свитки — апостолы».

Но и это замысловатое толкование так же, как и вышеприведенное, имеет искусственный характер.

Грузинская икона

Истинное объяснение должно основываться на свидетельстве древних памятников. Несомненно, что фигура царя позднейшего происхождения и появилась на месте древней толпы народов, как бы ее заменяя. С ней она имеет теснейшую связь, отсюда и должно идти объяснение. Книга Деяний рисует нам грандиозную картину собрания народов в День Пятидесятницы. Здесь должны были находиться люди разного звания и состояния. Переводя на образный язык искусства это обстоятельство, византийские художники вносили в толпу народа и фигуры царей, хотя их действительное присутствие при этом чудесном событии было одной догадкой. Значение этих групп определялось отчасти надписями, отчасти типами, отчасти костюмами. Но такие подробности вносились в исключительных случаях, когда позволяло место. В большинстве же случаев места для этого было недостаточно. Архитектурные формы триклиния, где произошло сошествие Святого Духа, не имели особого значения для художников, внимание которых было поглощено верхней частью композиции, низ был стилизован в форме полуэллипсиса. Это узкое пространство не позволяло вдаваться в подробности, и толпа народа также подверглась стилизации: сперва вместо нее остались два-три лица, наконец, одно — царь как представитель народа, заменявший собой целое царство и весь народ.

Этот прием обычен для византийской иконографии. В ней часто узкая часть круга вверху указывает на целое небо; одно-два дерева означают сад, фронтон — палаты, два-три Ангела — все Небесное воинство Ангелов. Художник сообщил этой одинокой фигуре царя спокойную, монументальную позу, а так как она заменяла собой целый мир, он для ясности сделал над ней надпись «Космос» (или «Весь мир»).

Святая Троица. Пятидесятница (54)

Итак, царь стал образом всего мира, погруженного во тьму неведения Бога. 12 свитков служат символами апостольской проповеди, которая получила в День Пятидесятницы высшее помазание и которая предназначена для всей Вселенной. Свитки помещены в убрусе как предмет священный, касаться которого обнаженными руками не следует.

В одной гравюре, близко стоящей к западному источнику (VII в.), в темной пещере, как на древних памятниках, написаны низверженный престол и толпа евреев в повязках на головах. Это явно говорит о том, что господство Ветхого Завета окончилось, подзаконная Церковь пала; настала новая эпоха — владычество Церкви Христовой, облеченной силой свыше.

В древних византийских изображениях Пятидесятницы Матерь Божия не изображалась среди апостолов; только в одном из памятников Она была введена в круг апостолов. В западных же изображениях почти с X века Она всегда является участницей этого события. С XVII века эта практика перешла и в греческую, и в русскую иконографию.

Святая Троица. Пятидесятница (63)

Святой евангелист Лука, не упоминая имени Матери Божией при описании сошествия Святого Духа, тем не менее пишет, что после Вознесения Господа Иисуса Христа все апостолы единодушно пребывали в молитве и молении, с некоторыми женами и Мариею, Материю Иисуса (Деян. 1, 14). В одно из таких молитвенных собраний и произошло сошествие Святого Духа. Поэтому вполне возможно, что Матерь Божия присутствовала при этом событии, о чем говорит и одно из древних преданий. Преисполненная благодати, Она превознесена превыше Херувимов и Серафимов, и дары Святого Духа, излитые на апостолов, были дарованы и Ей, тем более, что и Она приняла на себя жребий апостольского служения и была в числе устроителей Церкви Христовой.

Может возникнуть еще один вопрос по поводу иконы «Сошествие Святого Духа». Почему на ней изображен Апостол Павел, не бывший среди апостолов в День Пятидесятницы. Можно сказать, что духовное озарение художника перенеслось в этом случае от реального исторического факта к видению в этом событии основания и утверждения Церкви Божией на земле, поэтому он и отвел одно из первых мест среди апостолов учителю языков — святому Апостолу Павлу. Книги и свитки в руках апостолов есть символы их церковного учительства; иногда они изображаются даже с пастырскими жезлами. Все они с нимбами вокруг голов — как удостоенные высшего озарения Святого Духа.

Изображение Святого Духа в виде голубя обычно в эту композицию не вводилось, так как прямых указаний на это в книге Деяний нет. Проявлением Святого Духа в День Пятидесятницы были языки пламени. Однако в западной средневековой живописи было положено начало изображению на этой иконе Святого Духа в виде голубя, что представляет собой явное уклонение от византийского иконописного Подлинника.

В своем дальнейшем развитии иконография этого праздника сильно изменилась. Вместо древнего триклиния, стали писать палаты. Центральное место на троне дано Богоматери, по ее сторонам группами или полукругом размещаются апостолы. Арка с «космосом» совсем исчезла. Стремление к исторической точности заставило исключить и Апостола Павла. Вместо стилизованного неба, появились облака и лучи с пламенем.

Иногда, вместо темной арки, в центре пишется тропарь праздника.

Святая Троица. Пятидесятница (29)

Сошествие Святаго Духа на апостолов

Святая Троица. Пятидесятница Миниатюра из армятского Евангелия. 1391 год.

Миниатюра из армянского Евангелия. 1391 год.

Святая Троица. Пятидесятница Миниатюра(2)

Миниатюра

Святая Троица. Пятидесятница Миниатюра

Миниатюра

Святая Троица. Пятидесятница (10)

Святая Троица. Пятидесятница Синайская икона - Рождество- воскресение - Вознесение

Синайская икона – Рождество- воскресение – Вознесение

Святая Троица. Пятидесятница (50)

Святая Троица. Пятидесятница Миниатюра из армянского Евангелия. 1305 год.

Миниатюра из армянского Евангелия. 1305 год.

Мексиканская икона Пятидесятницы

Мексиканская икона Пятидесятницы

Греческая икона 1790-1840

Греческая икона 1790-1840

Греческая икона 1840-1870

Греческая икона 1840-1870

Святая Троица. Пятидесятница (51)

Коптская икона

Святая Троица. Пятидесятница (45)

Святая Троица. Пятидесятница. Икона Гребенниковых

Поволжская икона 18 века

Поволжская икона 18 века

Сошествие Святого Духа (Евангелие Рабулы, VI век)

Сошествие Святого Духа (Евангелие Рабулы, VI век)

Пятидесятница. Мозаика купола церкви Осиос Лукас в Фокиде. около 1000г.

Пятидесятница. Мозаика купола церкви Осиос Лукас в Фокиде. около 1000г.

Сошествие Святаго Духа на апостолов. Сад семинарии на Филиппинах

Сошествие Святаго Духа на апостолов. Сад семинарии на Филиппинах

Дуччо ди Буонисенья (ок. 1255–1319)

Дуччо ди Буонисенья (ок. 1255–1319)

Святая Троица. Пятидесятница (55)

Святая Троица. Пятидесятница (56)

Пятидесятница

Сошествие Духа Святого на Апостолов. Мозаика Греческого монастыря Осия Лукас. 11век.

Сошествие Духа Святого на Апостолов. Мозаика Греческого монастыря Осия Лукас. 11 век.

Святая Троица. Пятидесятница Миниатюра, 15 век, Сиеннский собор

Миниатюра, 15 век, Сиеннский собор

Святая Троица. Пятидесятница (61)

Святая Троица. Пятидесятница (64)

Современная китайская картина: Сошествие Святого Духа на апостолов

Сошествие Святого Духа на апостолов

Святая Троица. Пятидесятница (67)

Святая Троица. Пятидесятница Д. Врубель. Пятидесятница. 1885 г.

Д. Врубель. Пятидесятница. 1885 г.

Святая Троица. Пятидесятница Крещение. Пятидесятница. Успение Богородицы. Синайская икона

Крещение. Пятидесятница. Успение Богородицы. Синайская икона

Святая Троица. Пятидесятница (5)

Святая Троица. Пятидесятница Японский образ Пятидесятницы

Китайская икона

Китайская икона

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.